Записи с темой: россия (список заголовков)
17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

17:58 

Оппозиционер обрушился на коллег

На днях член политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСа Максим Петрович заявил, что он пришел к решению раскрыть некоторые тайны российской оппозиции, в частности, назвать источники ее финансирования. Что побудило соратника известных оппозиционеров сделать этот шаг и какими аргументами он оперирует, мы выяснили у самого г-на Петровича.
   
— Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует, — говорит Максим Петрович. — В отношении российской оппозиции это правило действует на все сто процентов. Возьмем, к примеру, денежные средства, которые регулярно поступают на счета наших оппозиционных организаций. Откуда они? Могу совершенно уверенно утверждать: из США, от так называемых американских “спонсоров”. Слово “спонсоры” беру в кавычки, потому что на самом деле – это средства (причем немалые!) из бюджета страны, то есть деньги американских налогоплательщиков.
Механизм их получения нашими оппозиционерами довольно запутан, но я досконально в нем разобрался, когда в 2010 году стал директором некоммерческого фонда “Образ будущего” — одной из тех контор, что как будто бы специально созданы для получения денег Госдепа США, выделяемых на “поддержку демократических сил” в Российской Федерации.
Мы вместе с одним из знаковых оппозиционных активистов, а также некоторыми другими лицами создали этот фонд и получали средства от американцев на проект “Развитие информационных технологий”. Но цель проекта на самом деле имела опосредованное отношение к настоящим информтехнологиям, а скорее напоминала подготовку в России условий к реализации ставшего уже классическим сценария так называемой “твиттерной революции”. Наподобие тех, что произошли этой весной в Тунисе, Египте, Ливии и других странах.
Одна из основных схем получения денег на эти “информтехнологии” выглядела так. Госдеп выделяет крупнейшим американским “неправительственным организациям”, в первую очередь, Агентству США по международному развитию (USAID) и Национальному фонду поддержки демократии (NED) огромные суммы, исчисляющиеся сотнями миллионов долларов, на “поддержание демократии” по всему миру. Слово “неправительственные” в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги и реализуют государственные программы под прикрытием самого государства.
В России представительства USAID как юридического лица нет, тем не менее его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами при этом не являются. Они весьма активно опекают наших оппозиционеров и правозащитников: выделяют им деньги на акции, опрашивают по интересующим американцев вопросам, по всей видимости, дают определенные задания. И я не удивлюсь, если такие люди, как Рон Гласс, окажутся прекрасно знакомыми и близкими каждому лидеру “Партии народной свободы” (ПАРНАС) и “Солидарности”.
USAID часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как “Международный республиканский институт” (IRI) и “Национальный демократический институт” (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде “пожертвований” российским фондам, таким как “Образ будущего”. Итак, схема такова: Госдеп — USAID – IRI – “Образ будущего”. Получатель – неправительственная организация, и жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник денег – федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый фокус.
По всей видимости, есть и другие способы финансирования американцами наших “оппозиционеров”, такие как оплата перелетов, “круглые столы”, написание “аналитических справок”. В связи с моей деятельностью в политсовете “Солидарности” и ПАРНАСе в мое распоряжение попало некоторое количество документов, подтверждающих все вышесказанное.
— Можно об этих документах поподробнее?
— Вот так называемый “Договор пожертвования”. По нему некоммерческая корпорация “Международный республиканский институт” (США) в РФ жертвует Фонду поддержки молодежных инициатив “Образ будущего” 240 тысяч рублей. Деньги предназначены (как указано в “Дополнении к договору пожертвования”) на проведение “круглого стола” под названием “Конференция: iWeekend: Новые технологии для гражданского общества” 23—24 октября 2010 года в Москве. Я присутствовал на этом мероприятии и могу сказать, что за фасадом развития информтехнологий, в частности, ознакомления активистов молодежных движений (в том числе такого радикального, как “Оборона”) с возможностями Интернета скрываются определенные планы. Например, как использовать современные средства связи (и прежде всего Интернет), чтобы собрать в нужное время и в нужном месте толпу и устроить акцию, как мне видится, нечто вроде “твиттерной революции”. Как это произошло, например, в Ливии. Прямо об этом, конечно, не говорилось, но совершенно конкретно подразумевалось.
У меня нет никаких сомнений в том, что в любой цивилизованной стране политиков, получающих деньги из-за рубежа, не только с позором удалили бы из публичной сферы общества, но и подвергли бы уголовному преследованию. Не за идеи, разумеется, а по сугубо уголовным статьям. Ибо сокрытие доходов, а тем более получение финансирования из-за рубежа на ведение политической деятельности карается в западных странах самым жестким образом.
Или вот еще документ. Он попал ко мне случайно, когда я был в офисе “Международного республиканского института” (IRI). Это электронное письмо Бориса Немцова руководителю организации National Endowment for Democracy (Вашингтон, США) Карлу Гершману (Carl Geshmam). В нем отечественный оппозиционер хвалит работу “Международного республиканского института” (IRI) в России. Странно, не правда ли? С чего бы вдруг российскому политику рассыпаться в похвалах?
— Скажите, Максим, что стало причиной того, что вы, как я понимаю, перешли в “оппозицию к оппозиции”?
— На самом деле я никуда не уходил — до сих пор являюсь членом политсовета подмосковной “Солидарности” и ПАРНАСАа. Но недовольство накапливалось постепенно. В 2007 году я вступил в движение “Оборона”, затем были РНДС Михаила Касьянова, “Солидарность” Бориса Немцова и Гарри Каспарова, и, наконец, ПАРНАС — на сегодняшний день главное детище всего нашего т.н. “демократического движения”.
Я участвовал и в повседневной жизни этих организаций, и в жестких несанкционированных акциях, которые они проводили. Например, 7 октября и 23 ноября 2007 года, когда состоялись несанкционированные митинги и шествия т.н. “непримиримых”. Неоднократно задерживался милицией, даже получил четверо суток административного ареста.
Но со временем я стал постепенно понимать, что лидеры нашей оппозиции – совсем не те люди, за которыми надо идти в бой. Поначалу меня поразила их демонстративная ненависть и презрение к России, ее истории и победам.
Затем я начал всерьез задумываться о том, что, наверное, не все у нас правильно, если на наши митинги и акции приходит столько неуравновешенных людей. Они составляют основу “маршей несогласных”, акций “Стратегии-31” и съездов оппозиционных движений, играют роль массовки. Причем весьма несдержанной, агрессивной, специально провоцирующей драки и аресты. В чем же здесь дело, думал я, для чего нужны эти люди?
Думается, все просто: чем больше скандалов, тем больше внимания западных СМИ (“жестокий разгон демократической оппозиции в Москве!”), значит, будет больше средств от американских спонсоров. Гонорары нужно отрабатывать, играть свою роль в спектакле под названием “российская оппозиция”…
И, наконец, окончательно прозрел я тогда, когда оказался в святая святых – в сфере взаимоотношений оппозиции с американскими спонсорами, с теми, кто платит “непримиримым”, на чьи деньги они, по сути, существуют.
— Недавно партии ПАРНАС было отказано в регистрации, но ее лидеры не захотели опротестовывать решение…
— Все просто: им подробное рассмотрение невыгодно. На первом этапе регистрации проверялись только сведения об учредителях партии, ее региональных отделений, отчеты о проведении съезда, собраний, данные об их участниках. И даже в этой показной, “парадной” части актива нашли 79 “мертвых душ”. Например, руководитель одного регионального отделения ПАРНАСа узнал о своей новой должности лишь благодаря проверке Минюста – до этого, что называется, был ни слухом, ни духом. Забавно, не правда ли? А что если проверят все 46000 анкет? Счет фальшивок может пойти тогда уже не на десятки… Господа Немцов, Касьянов, Милов и прочие, думаю, об этом знают. Потому и не спешат обращаться в суд.
— Вы считаете, что оппозиция в России не нужна? Достаточно одной партии, “руководящей и направляющей”?

— Не нужна такая оппозиция. А нормальная, по-настоящему демократическая должна быть. Ее потенциальным лидерам нужно следовать всего лишь двум простым и естественным принципам. Первое – не брать денег у правительств чужих государств. Второе – не обманывать собственных потенциальных избирателей, своих сограждан.

 

Источник: www.mk.ru/

Покупай с умом: где купить юридический адрес.

@темы: Россия, политика

18:44 

С последним полетом шаттла РФ становится монополистом

      Делающая виток вокруг Земли за 90 минут Международная космическая станция это самый дорогой проект за всю историю освоения космоса. Через несколько дней этот проект повиснет на одной-единственной и дорогостоящей ниточке. И нитку эту держит в своих руках давний соперник США в космосе - Россия.

 

Последний космический челнок США должен отправиться на орбиту в пятницу. После этого Соединенные Штаты и другие страны будут пользоваться старым и проверенным российским космическим кораблем, который будет перевозить их астронавтов на МКС, стоящую 100 миллиардов долларов. Россия обретет монополию на пилотируемые космические полеты, и напряженность по этому поводу усиливается уже сегодня. Русские намерены почти в три раза повысить цену за использование своих космических капсул «Союз» для перевозки экипажей на орбитальную станцию, а у других стран просто нет иного выхода, и они будут вынуждены платить.

«Мы не в самой удобной ситуации, и когда я говорю «удобной», это эвфемизм», - заявляет генеральный директор Европейского космического агентства Жан-Жак Дорден (Jean-Jacques Dordain). Его организация входит в пятерку космических агентств, совместно распоряжающихся орбитальной лабораторией. «Мы допустили коллективную ошибку», - признает он.

«Союз» стал триумфом низкозатратного подхода к освоению космоса. Российские капсулы выводят в космос огромные ракеты одноразового действия. Они перевозят астронавтов на орбиту и с орбиты как управляемое пушечное ядро. В отличие от России, США создавали свою космическую программу на базе самого сложного летательного аппарата, когда-либо изобретенного человеком. Это космический челнок многоразового использования. Если Соединенные Штаты с момента появления шаттлов потратили на них 209,1 миллиарда долларов, то вся российская космическая программа обходится стране в 2 миллиарда долларов ежегодно. 

«Сегодня корабли многоразового использования это очень дорогое удовольствие, и с экономической точки зрения неоправданное», - заявил в прошлом месяце одной российской газете новый глава космического агентства «Роскосмос» Владимир Поповкин. Официальные лица из Роскосмоса комментарии для этой статьи не дали.

Российская монополия на пилотируемые космические полеты не будет длиться вечно. Если все пойдет так, как планирует НАСА, то она закончится в 2016 году, когда агентство надеется остановить свой выбор на одном из новых кораблей для перевозки экипажей, которые сегодня существуют только в чертежах. Сейчас НАСА стремится создать коммерческую службу космического такси – чтобы сократить расходы и ускорить темпы разработки.

«Мы активно и упорно работаем над созданием возможностей для самостоятельной перевозки экипажей», - заявил заместитель руководителя НАСА по космическим операциям Уильям Герстенмайер (William Gerstenmaier), руководящий международной комиссией, занимающейся МКС.
С тех пор как президент Джордж Буш объявил в 2004 году о завершении программы шатлов, российское космическое агентство восемь раз увеличивало цену за перевозку американских астронавтов на станцию. По условиям последнего контракта, стоимость одного места на борту «Союза» в 2016 году обойдется НАСА в 63 миллиона долларов. Это 175-процентное увеличение с 2005 года, о чем свидетельствуют данные аудита агентства.

Самое значительное увеличение цены произойдет этим летом, и оно совпадет по времени с последним полетом космического челнока. В этом году полет на борту «Союза» в расчете на человека будет стоить 43,4 миллиона долларов, и это 57-процентное увеличение по сравнению с первой половиной. 

Российское правительство вряд ли будет использовать свою монополию на доступ к космической станции в качестве рычага дипломатического давления, но оно обязательно извлечет из этого коммерческую выгоду, о чем говорят американские космические эксперты.

Русские не стали ликовать по поводу кончины шаттлов. Алексей Краснов, возглавляющий в Роскосмосе программы пилотируемых полетов, заявил в прошлом месяце одной российской газете: «Хотя Соединенные Штаты будут платить нам за использование «Союзов», отказ от шаттлов это не очень хорошо для России». Его страна активно поддерживает работу МКС, и он отмечает, что без космических челноков построить ее было бы невозможно. «Для нас было бы лучше, если бы шатлы продолжали летать, хотя бы раз в год», - подчеркнул Краснов.

Изначально МКС замышлялась как платформа для отправки космических кораблей на другие планеты. Но ее задачи изменились, и она стала орбитальной лабораторией для проведения экспериментов над людьми и другими организмами по длительному пребыванию в условиях невесомости. Здесь надежда возлагается на то, что ученые смогут лучше понять основные жизненные функции и разработают новые методы лечения и вакцины. Люди же нужны для проведения многих из этих экспериментов и участия в них в качестве подопытных. 
Пока НАСА закупила 46 мест на полеты «Союзов» до 2016 года и хочет закупить еще больше. Представители НАСА объясняют увеличение цен инфляцией и повышением стоимости производства космических кораблей «Союз», которые русские изготавливают уже почти 40 лет. Россия и сегодня продолжает вносить в «Союз» усовершенствования. В этом году выйдет новая версия этого космического корабля.

В апреле НАСА выделила 269,3 миллиона долларов пяти авиакосмическим компаниям США на разработку систем для перевозки людей на МКС.

Как считают эксперты, больше всех на этом пути продвинулась компания Space Exploration Technologies, которая базируется в Хоуторне, штат Калифорния. Она пообещала построить корабль многоразового использования, который сможет перевозить астронавтов на орбиту всего за 20 миллионов на каждого. Это намного ниже всех других стоимостных прогнозов по космическим перевозкам экипажей. 

«Это надо сделать за такие деньги, которые готовы будут платить налогоплательщики, - говорит генеральный директор Space Exploration Technologies Элон Маск (Elon Musk), ставший соучредителем компаний PayPal и Tesla Motors. – Это должно позволить НАСА перевозить намного больше астронавтов и гораздо эффективнее использовать космическую станцию». 
Но анализ, проведенный по заказу НАСА Aerospace Corp, являющейся одной из самых влиятельных внешних консалтинговых фирм, звучит менее оптимистично. Согласно ее прогнозам, в будущем перевозка одного астронавта будет обходиться от 90 до 150 миллионов долларов.
У Space Exploration Technologies уже есть контракт с НАСА на 1,6 миллиарда долларов по перевозке грузов на МКС с применением экспериментального космического корабля Dragon и его ракеты Falcon, которые начнутся с апреля будущего года. В апреле НАСА выделила этой компании еще 75 миллионов долларов на создание системы аварийного покидания корабля Dragon во время запуска. Это ключевой элемент для превращения его в транспорт для экипажей. 

Несмотря на первоначальные успехи и достижения, включая вывод и успешное возвращение с орбиты первого частного космического корабля, Маск и его компания сталкиваются с техническими проблемами и неудачными запусками, что приводит к затягиванию сроков и угасанию надежд.

Чтобы выдержать график, Маск планирует пропустить назначенный на лето испытательный полет непилотируемого корабля Dragon, и к концу года проверить способности экипажа по орбитальной стыковке с МКС.

Однако представители Роскосмоса предупредили в апреле, что не позволят кораблю Dragon летать возле космической станции и производить стыковку с ней, пока не убедятся в его безопасности. В 1997 году российская космическая станция «Мир» получила серьезные повреждения, когда в нее врезался транспортный модуль.

Руководитель программы МКС в НАСА Майкл Саффредини (Michael Suffredini) отметает все опасения русских по поводу безопасности. «Иногда русские начинают высказываться, не имея в своем распоряжении всей информации», - говорит он. 

Тем не менее, НАСА пока не разработала все процедуры для аттестации новых космических кораблей на безопасность, о чем на прошлой неделе сообщил генеральный инспектор агентства. А с каждой задержкой разрыв во времени между последним полетом шатла на этой неделе и введением в строй его замены будет увеличиваться.

У компаний уйдет «немного больше времени на ввод кораблей в эксплуатацию, чем они нам обещают», сказал Саффредини. «До конца 2016 года я не жду представлений ни от одной из них».
Генеральный инспектор НАСА предупредил на прошлой неделе, что у частных компаний может уйти так много времени на создание безопасных коммерческих кораблей для экипажей, что это создаст угрозу доступу США к МКС.

«Это все равно очень рискованная ставка – полагаться на то, что одна или несколько компаний создадут доступное и надежное средство для перевозки экипажей, - говорит аналитик по вопросам космической политики из университета Джорджа Вашингтона Джон Логсдон (John Logsdon). – А пока американские астронавты будут ездить на русских такси». 

На самом деле, НАСА уже намеревается купить несколько дополнительных мест для американских астронавтов на борту «Союза» на тот случай, если коммерческие разработки будут отставать от графика. На сегодняшний день агентство закупило места на российский «Союз» лишь до 2016 года включительно. Чтобы сделать это, ему потребовалась оговорка Конгресса об отказе от юридических ограничений на торговлю технологиями с Россией. Чтобы купить дополнительные места, НАСА понадобится еще одно утверждение в Конгрессе, чего оно добивается уже сейчас.

Несмотря на рост цен на билеты, капсула «Союза» довольно дешева в сравнении со стоимостью космических челноков НАСА. В основном это связано с тем, что в данных транспортных средствах используются совершенно иные инженерно-технические подходы к пилотируемым полетам в космос. Во многом «Союз» напоминает лунные капсулы «Аполлона» и ракет «Сатурн», которые США использовали в 1960-е годы.

В отличие от них, челнок это крылатый космический корабль многоразового использования, пилотируемый астронавтами, которые могут сажать его после ухода с орбиты подобно планеру. В каждом космическом челноке более 2 с половиной миллионов деталей и 370 километров проводов. Шаттл может действовать на экстремальных скоростях, при крайне высокой и низкой температуре, в условиях земного притяжения и безвоздушного пространства.

Работая над шатлом в 1970-е годы, проектировщики НАСА обещали сделать гражданский пилотируемый космический корабль дешевым, безопасным и простым – что было самым главным для полетов человека на другие планеты. Впоследствии челноки летали в космос до 50 раз в год. 
За 30 лет полетов они вывели на орбиту 50 с лишним спутников. Челноки перевезли около полутора миллионов килограммов грузов и 355 человек из 16 стран. Они запускали межпланетные зонды и крупные орбитальные обсерватории, в том числе, космический телескоп «Хаббл».

Но в действительности космическая программа шаттлов никогда не была дешевой, безопасной и простой. Запуск челнока стоит 1,5 миллиарда долларов, что в 100 раз больше обещанной руководством НАСА суммы в 10,5 миллиона долларов, когда программа только начиналась в 1972 году. Кроме того, агентство даже не приблизилось к той частоте запусков, которую предсказывали проектировщики. 

Поскольку на шатл теперь рассчитывать не приходится, руководство НАСА вынуждено в срочном порядке менять подходы к эксплуатации МКС. Они пересмотрели способы ремонта станции и проведения там исследований на предстоящие десять лет. Последние полеты челноков специалисты НАСА использовали для создания на орбите запасов крупногабаритных запчастей, которые не помещаются на борту грузовых беспилотных кораблей из России, Европы и Японии, снабжающих в настоящее время МКС.

В итоге США столкнулись с парадоксальной ситуацией. Они одержали победу в технической битве за создание космического челнока, но проиграли войну. «Можно сказать, что русские все время были на правильном пути, запуская большие и примитивные ракеты-носители», - говорит историк космоса из Университета Дюка Алекс Роланд (Alex Roland).

Источник: newsdiscover.net
 


Winrar скачать цены на сайте. Скачать winrar, winrar бесплатно.

@темы: nasa, Россия, космос

17:17 

Кто валит из страны?

Не так давно проходила информация о том, что значительный процент россиян готов уехать на ПМЖ в другую страну. Тон сообщения был явно истеричным: все, приплыли, тушите свет. Однако, посмотрим на развитие ситуации в динамике.
Мысль об эмиграции все реже возникает в умах россиян, следует из опроса, проведенного ВЦИОМ. Возможность отъезда допускают менее половины респондентов, тогда как 20 лет назад покинуть страну мечтали четыре человека из пяти. Принципиально изменилась и постановка вопроса: сейчас эмигрантам важнее не спасение бегством, а поиск новых возможностей для роста.

 

Россияне все чаще называют себя патриотами, 80% более чем из 1,5 тыс. опрошенных считают себя таковыми. Показатель 80% значится и в опросе 1991 года, правда, совершенно в ином контексте — тогда именно столько опрошенных рассчитывали переехать в любое другое государство на постоянное место жительства. Если граждане России и задумываются о смене гражданства, то в первую очередь их привлекают паспорта Германии (13%) и США (10%). Это принципиально отличается от картины 90-х, когда топ-10 стран для эмиграции возглавляли скандинавские государства (см. таблицу на с. 3).

«Тогда эмигрантов привлекала скандинавская модель специфического социализма со своей социальной защищенностью», — поясняет старший научный сотрудник Института демографии ВШЭ Николай Мкрчян. Теперь на смену северным странам пришли южные, такие как Египет и Черногория (туда думают перебраться по 1% опрошенных). «Там недвижимость, сначала чтобы проводить там отпуск или жить на два дома, а потом и вовсе перебираться в более мягкий климат, к морю», — говорит эксперт.

Но главное, что изменилось, — причины эмиграции. Если 20 лет назад уезжали по принципу «подальше отсюда, а там все равно», то сейчас это скорее способ реализовать свой потенциал. По мнению генерального директора ВЦИОМ Валерия Федорова, всех желающих покинуть страну можно разделить на три категории. К первой относятся те, кто считает себя неоцененным по достоинству в России, хочет лучшей жизни, но редко предпринимает какие-то реальные попытки для изменения ситуации. Такие часто говорят об эмиграции, но дальше слов дело не идет.

Для второй категории переезд — это рациональное решение, карьеризм. Например, если раньше для какого-то специалиста потолком карьерного роста была работа в Москве, сейчас это может быть Нью-Йорк или любой другой город мира. Третьи — состоя­тельные россияне, которые объясняют свой отъезд беспокойством за будущее своих детей или необходимостью «спасать» бизнес из неблагоприятных российских условий.

«Теперь это не отъезд в один конец с обрубанием всех связей с родиной, когда остро стоял вопрос патриотизма, — отмечает г-н Федоров. — Границы открыты, процесс глобализации в России идет наравне с другими странами, и конфликт сгладился». То же видно и по результатам опроса: и те, кто называют себя патриотами, и те, кто к таковым себя не относят, не прочь переехать в Германию (по 11 и 19% опрошенных соответственно) или, например, уехать на заработки в США (13 и 20%).

Россиян также привлекает возможность поучиться за рубежом (см. график), правда, если работать и жить респонденты предпочли бы в Германии, то получать образование — в Великобритании. «Бренды британских вузов хорошо известны и у всех на слуху, немецкие учебные заведения этим похвастаться не могут», — поясняет управляющий директор Proactive Capital Валентин Преображенский.

По его словам, практически все выпускники стремятся остаться в той стране, где учились. «Главная сила, возвращающая их на родину, — высокая конкуренция», — говорит г-н Преображенский. «В истории каждой успешной страны возникала точка, когда студенты не только хотели уехать, но и вернуться, чтобы изменить свою страну, — это произошло в Сингапуре и Китае, вопрос желания государства создавать соответствующие условия», — добавляет он.

Отсутствие перспектив — вот что гонит россиян за рубеж, соглашается директор Центра этнополитических и региональных исследований Владимир Мукомель. «Не корректно сравнивать миграционные настояния сейчас и в 1991 году, когда распался СССР и была очень сложная экономическая и социальная ситуация», — считает он. Скорее, происходящие сейчас процессы похожи на миграцию 70—80-х годов. За последние два-три года возросло недовольство, связанное с тем, как функционируют социальные и политические институты.

image_7 (original)

image_2 (original)




скупка битых автомобилей в москве

@темы: ПМЖ, Россия, общество, патриотизм

18:44 

С последним полетом шаттла РФ становится монополистом

      Делающая виток вокруг Земли за 90 минут Международная космическая станция это самый дорогой проект за всю историю освоения космоса. Через несколько дней этот проект повиснет на одной-единственной и дорогостоящей ниточке. И нитку эту держит в своих руках давний соперник США в космосе - Россия.

 

Последний космический челнок США должен отправиться на орбиту в пятницу. После этого Соединенные Штаты и другие страны будут пользоваться старым и проверенным российским космическим кораблем, который будет перевозить их астронавтов на МКС, стоящую 100 миллиардов долларов. Россия обретет монополию на пилотируемые космические полеты, и напряженность по этому поводу усиливается уже сегодня. Русские намерены почти в три раза повысить цену за использование своих космических капсул «Союз» для перевозки экипажей на орбитальную станцию, а у других стран просто нет иного выхода, и они будут вынуждены платить.

«Мы не в самой удобной ситуации, и когда я говорю «удобной», это эвфемизм», - заявляет генеральный директор Европейского космического агентства Жан-Жак Дорден (Jean-Jacques Dordain). Его организация входит в пятерку космических агентств, совместно распоряжающихся орбитальной лабораторией. «Мы допустили коллективную ошибку», - признает он.

«Союз» стал триумфом низкозатратного подхода к освоению космоса. Российские капсулы выводят в космос огромные ракеты одноразового действия. Они перевозят астронавтов на орбиту и с орбиты как управляемое пушечное ядро. В отличие от России, США создавали свою космическую программу на базе самого сложного летательного аппарата, когда-либо изобретенного человеком. Это космический челнок многоразового использования. Если Соединенные Штаты с момента появления шаттлов потратили на них 209,1 миллиарда долларов, то вся российская космическая программа обходится стране в 2 миллиарда долларов ежегодно. 

«Сегодня корабли многоразового использования это очень дорогое удовольствие, и с экономической точки зрения неоправданное», - заявил в прошлом месяце одной российской газете новый глава космического агентства «Роскосмос» Владимир Поповкин. Официальные лица из Роскосмоса комментарии для этой статьи не дали.

Российская монополия на пилотируемые космические полеты не будет длиться вечно. Если все пойдет так, как планирует НАСА, то она закончится в 2016 году, когда агентство надеется остановить свой выбор на одном из новых кораблей для перевозки экипажей, которые сегодня существуют только в чертежах. Сейчас НАСА стремится создать коммерческую службу космического такси – чтобы сократить расходы и ускорить темпы разработки.

«Мы активно и упорно работаем над созданием возможностей для самостоятельной перевозки экипажей», - заявил заместитель руководителя НАСА по космическим операциям Уильям Герстенмайер (William Gerstenmaier), руководящий международной комиссией, занимающейся МКС.
С тех пор как президент Джордж Буш объявил в 2004 году о завершении программы шатлов, российское космическое агентство восемь раз увеличивало цену за перевозку американских астронавтов на станцию. По условиям последнего контракта, стоимость одного места на борту «Союза» в 2016 году обойдется НАСА в 63 миллиона долларов. Это 175-процентное увеличение с 2005 года, о чем свидетельствуют данные аудита агентства.

Самое значительное увеличение цены произойдет этим летом, и оно совпадет по времени с последним полетом космического челнока. В этом году полет на борту «Союза» в расчете на человека будет стоить 43,4 миллиона долларов, и это 57-процентное увеличение по сравнению с первой половиной. 

Российское правительство вряд ли будет использовать свою монополию на доступ к космической станции в качестве рычага дипломатического давления, но оно обязательно извлечет из этого коммерческую выгоду, о чем говорят американские космические эксперты.

Русские не стали ликовать по поводу кончины шаттлов. Алексей Краснов, возглавляющий в Роскосмосе программы пилотируемых полетов, заявил в прошлом месяце одной российской газете: «Хотя Соединенные Штаты будут платить нам за использование «Союзов», отказ от шаттлов это не очень хорошо для России». Его страна активно поддерживает работу МКС, и он отмечает, что без космических челноков построить ее было бы невозможно. «Для нас было бы лучше, если бы шатлы продолжали летать, хотя бы раз в год», - подчеркнул Краснов.

Изначально МКС замышлялась как платформа для отправки космических кораблей на другие планеты. Но ее задачи изменились, и она стала орбитальной лабораторией для проведения экспериментов над людьми и другими организмами по длительному пребыванию в условиях невесомости. Здесь надежда возлагается на то, что ученые смогут лучше понять основные жизненные функции и разработают новые методы лечения и вакцины. Люди же нужны для проведения многих из этих экспериментов и участия в них в качестве подопытных. 
Пока НАСА закупила 46 мест на полеты «Союзов» до 2016 года и хочет закупить еще больше. Представители НАСА объясняют увеличение цен инфляцией и повышением стоимости производства космических кораблей «Союз», которые русские изготавливают уже почти 40 лет. Россия и сегодня продолжает вносить в «Союз» усовершенствования. В этом году выйдет новая версия этого космического корабля.

В апреле НАСА выделила 269,3 миллиона долларов пяти авиакосмическим компаниям США на разработку систем для перевозки людей на МКС.

Как считают эксперты, больше всех на этом пути продвинулась компания Space Exploration Technologies, которая базируется в Хоуторне, штат Калифорния. Она пообещала построить корабль многоразового использования, который сможет перевозить астронавтов на орбиту всего за 20 миллионов на каждого. Это намного ниже всех других стоимостных прогнозов по космическим перевозкам экипажей. 

«Это надо сделать за такие деньги, которые готовы будут платить налогоплательщики, - говорит генеральный директор Space Exploration Technologies Элон Маск (Elon Musk), ставший соучредителем компаний PayPal и Tesla Motors. – Это должно позволить НАСА перевозить намного больше астронавтов и гораздо эффективнее использовать космическую станцию». 
Но анализ, проведенный по заказу НАСА Aerospace Corp, являющейся одной из самых влиятельных внешних консалтинговых фирм, звучит менее оптимистично. Согласно ее прогнозам, в будущем перевозка одного астронавта будет обходиться от 90 до 150 миллионов долларов.
У Space Exploration Technologies уже есть контракт с НАСА на 1,6 миллиарда долларов по перевозке грузов на МКС с применением экспериментального космического корабля Dragon и его ракеты Falcon, которые начнутся с апреля будущего года. В апреле НАСА выделила этой компании еще 75 миллионов долларов на создание системы аварийного покидания корабля Dragon во время запуска. Это ключевой элемент для превращения его в транспорт для экипажей. 

Несмотря на первоначальные успехи и достижения, включая вывод и успешное возвращение с орбиты первого частного космического корабля, Маск и его компания сталкиваются с техническими проблемами и неудачными запусками, что приводит к затягиванию сроков и угасанию надежд.

Чтобы выдержать график, Маск планирует пропустить назначенный на лето испытательный полет непилотируемого корабля Dragon, и к концу года проверить способности экипажа по орбитальной стыковке с МКС.

Однако представители Роскосмоса предупредили в апреле, что не позволят кораблю Dragon летать возле космической станции и производить стыковку с ней, пока не убедятся в его безопасности. В 1997 году российская космическая станция «Мир» получила серьезные повреждения, когда в нее врезался транспортный модуль.

Руководитель программы МКС в НАСА Майкл Саффредини (Michael Suffredini) отметает все опасения русских по поводу безопасности. «Иногда русские начинают высказываться, не имея в своем распоряжении всей информации», - говорит он. 

Тем не менее, НАСА пока не разработала все процедуры для аттестации новых космических кораблей на безопасность, о чем на прошлой неделе сообщил генеральный инспектор агентства. А с каждой задержкой разрыв во времени между последним полетом шатла на этой неделе и введением в строй его замены будет увеличиваться.

У компаний уйдет «немного больше времени на ввод кораблей в эксплуатацию, чем они нам обещают», сказал Саффредини. «До конца 2016 года я не жду представлений ни от одной из них».
Генеральный инспектор НАСА предупредил на прошлой неделе, что у частных компаний может уйти так много времени на создание безопасных коммерческих кораблей для экипажей, что это создаст угрозу доступу США к МКС.

«Это все равно очень рискованная ставка – полагаться на то, что одна или несколько компаний создадут доступное и надежное средство для перевозки экипажей, - говорит аналитик по вопросам космической политики из университета Джорджа Вашингтона Джон Логсдон (John Logsdon). – А пока американские астронавты будут ездить на русских такси». 

На самом деле, НАСА уже намеревается купить несколько дополнительных мест для американских астронавтов на борту «Союза» на тот случай, если коммерческие разработки будут отставать от графика. На сегодняшний день агентство закупило места на российский «Союз» лишь до 2016 года включительно. Чтобы сделать это, ему потребовалась оговорка Конгресса об отказе от юридических ограничений на торговлю технологиями с Россией. Чтобы купить дополнительные места, НАСА понадобится еще одно утверждение в Конгрессе, чего оно добивается уже сейчас.

Несмотря на рост цен на билеты, капсула «Союза» довольно дешева в сравнении со стоимостью космических челноков НАСА. В основном это связано с тем, что в данных транспортных средствах используются совершенно иные инженерно-технические подходы к пилотируемым полетам в космос. Во многом «Союз» напоминает лунные капсулы «Аполлона» и ракет «Сатурн», которые США использовали в 1960-е годы.

В отличие от них, челнок это крылатый космический корабль многоразового использования, пилотируемый астронавтами, которые могут сажать его после ухода с орбиты подобно планеру. В каждом космическом челноке более 2 с половиной миллионов деталей и 370 километров проводов. Шаттл может действовать на экстремальных скоростях, при крайне высокой и низкой температуре, в условиях земного притяжения и безвоздушного пространства.

Работая над шатлом в 1970-е годы, проектировщики НАСА обещали сделать гражданский пилотируемый космический корабль дешевым, безопасным и простым – что было самым главным для полетов человека на другие планеты. Впоследствии челноки летали в космос до 50 раз в год. 
За 30 лет полетов они вывели на орбиту 50 с лишним спутников. Челноки перевезли около полутора миллионов килограммов грузов и 355 человек из 16 стран. Они запускали межпланетные зонды и крупные орбитальные обсерватории, в том числе, космический телескоп «Хаббл».

Но в действительности космическая программа шаттлов никогда не была дешевой, безопасной и простой. Запуск челнока стоит 1,5 миллиарда долларов, что в 100 раз больше обещанной руководством НАСА суммы в 10,5 миллиона долларов, когда программа только начиналась в 1972 году. Кроме того, агентство даже не приблизилось к той частоте запусков, которую предсказывали проектировщики. 

Поскольку на шатл теперь рассчитывать не приходится, руководство НАСА вынуждено в срочном порядке менять подходы к эксплуатации МКС. Они пересмотрели способы ремонта станции и проведения там исследований на предстоящие десять лет. Последние полеты челноков специалисты НАСА использовали для создания на орбите запасов крупногабаритных запчастей, которые не помещаются на борту грузовых беспилотных кораблей из России, Европы и Японии, снабжающих в настоящее время МКС.

В итоге США столкнулись с парадоксальной ситуацией. Они одержали победу в технической битве за создание космического челнока, но проиграли войну. «Можно сказать, что русские все время были на правильном пути, запуская большие и примитивные ракеты-носители», - говорит историк космоса из Университета Дюка Алекс Роланд (Alex Roland).

Источник: newsdiscover.net
 


Winrar скачать цены на сайте. Скачать winrar, winrar бесплатно.

@темы: nasa, Россия, космос

17:17 

Кто валит из страны?

Не так давно проходила информация о том, что значительный процент россиян готов уехать на ПМЖ в другую страну. Тон сообщения был явно истеричным: все, приплыли, тушите свет. Однако, посмотрим на развитие ситуации в динамике.
Мысль об эмиграции все реже возникает в умах россиян, следует из опроса, проведенного ВЦИОМ. Возможность отъезда допускают менее половины респондентов, тогда как 20 лет назад покинуть страну мечтали четыре человека из пяти. Принципиально изменилась и постановка вопроса: сейчас эмигрантам важнее не спасение бегством, а поиск новых возможностей для роста.

 

Россияне все чаще называют себя патриотами, 80% более чем из 1,5 тыс. опрошенных считают себя таковыми. Показатель 80% значится и в опросе 1991 года, правда, совершенно в ином контексте — тогда именно столько опрошенных рассчитывали переехать в любое другое государство на постоянное место жительства. Если граждане России и задумываются о смене гражданства, то в первую очередь их привлекают паспорта Германии (13%) и США (10%). Это принципиально отличается от картины 90-х, когда топ-10 стран для эмиграции возглавляли скандинавские государства (см. таблицу на с. 3).

«Тогда эмигрантов привлекала скандинавская модель специфического социализма со своей социальной защищенностью», — поясняет старший научный сотрудник Института демографии ВШЭ Николай Мкрчян. Теперь на смену северным странам пришли южные, такие как Египет и Черногория (туда думают перебраться по 1% опрошенных). «Там недвижимость, сначала чтобы проводить там отпуск или жить на два дома, а потом и вовсе перебираться в более мягкий климат, к морю», — говорит эксперт.

Но главное, что изменилось, — причины эмиграции. Если 20 лет назад уезжали по принципу «подальше отсюда, а там все равно», то сейчас это скорее способ реализовать свой потенциал. По мнению генерального директора ВЦИОМ Валерия Федорова, всех желающих покинуть страну можно разделить на три категории. К первой относятся те, кто считает себя неоцененным по достоинству в России, хочет лучшей жизни, но редко предпринимает какие-то реальные попытки для изменения ситуации. Такие часто говорят об эмиграции, но дальше слов дело не идет.

Для второй категории переезд — это рациональное решение, карьеризм. Например, если раньше для какого-то специалиста потолком карьерного роста была работа в Москве, сейчас это может быть Нью-Йорк или любой другой город мира. Третьи — состоя­тельные россияне, которые объясняют свой отъезд беспокойством за будущее своих детей или необходимостью «спасать» бизнес из неблагоприятных российских условий.

«Теперь это не отъезд в один конец с обрубанием всех связей с родиной, когда остро стоял вопрос патриотизма, — отмечает г-н Федоров. — Границы открыты, процесс глобализации в России идет наравне с другими странами, и конфликт сгладился». То же видно и по результатам опроса: и те, кто называют себя патриотами, и те, кто к таковым себя не относят, не прочь переехать в Германию (по 11 и 19% опрошенных соответственно) или, например, уехать на заработки в США (13 и 20%).

Россиян также привлекает возможность поучиться за рубежом (см. график), правда, если работать и жить респонденты предпочли бы в Германии, то получать образование — в Великобритании. «Бренды британских вузов хорошо известны и у всех на слуху, немецкие учебные заведения этим похвастаться не могут», — поясняет управляющий директор Proactive Capital Валентин Преображенский.

По его словам, практически все выпускники стремятся остаться в той стране, где учились. «Главная сила, возвращающая их на родину, — высокая конкуренция», — говорит г-н Преображенский. «В истории каждой успешной страны возникала точка, когда студенты не только хотели уехать, но и вернуться, чтобы изменить свою страну, — это произошло в Сингапуре и Китае, вопрос желания государства создавать соответствующие условия», — добавляет он.

Отсутствие перспектив — вот что гонит россиян за рубеж, соглашается директор Центра этнополитических и региональных исследований Владимир Мукомель. «Не корректно сравнивать миграционные настояния сейчас и в 1991 году, когда распался СССР и была очень сложная экономическая и социальная ситуация», — считает он. Скорее, происходящие сейчас процессы похожи на миграцию 70—80-х годов. За последние два-три года возросло недовольство, связанное с тем, как функционируют социальные и политические институты.

image_7 (original)

image_2 (original)




скупка битых автомобилей в москве

@темы: ПМЖ, Россия, общество, патриотизм

17:17 

Кто валит из страны?

Не так давно проходила информация о том, что значительный процент россиян готов уехать на ПМЖ в другую страну. Тон сообщения был явно истеричным: все, приплыли, тушите свет. Однако, посмотрим на развитие ситуации в динамике.
Мысль об эмиграции все реже возникает в умах россиян, следует из опроса, проведенного ВЦИОМ. Возможность отъезда допускают менее половины респондентов, тогда как 20 лет назад покинуть страну мечтали четыре человека из пяти. Принципиально изменилась и постановка вопроса: сейчас эмигрантам важнее не спасение бегством, а поиск новых возможностей для роста.

 

Россияне все чаще называют себя патриотами, 80% более чем из 1,5 тыс. опрошенных считают себя таковыми. Показатель 80% значится и в опросе 1991 года, правда, совершенно в ином контексте — тогда именно столько опрошенных рассчитывали переехать в любое другое государство на постоянное место жительства. Если граждане России и задумываются о смене гражданства, то в первую очередь их привлекают паспорта Германии (13%) и США (10%). Это принципиально отличается от картины 90-х, когда топ-10 стран для эмиграции возглавляли скандинавские государства (см. таблицу на с. 3).

«Тогда эмигрантов привлекала скандинавская модель специфического социализма со своей социальной защищенностью», — поясняет старший научный сотрудник Института демографии ВШЭ Николай Мкрчян. Теперь на смену северным странам пришли южные, такие как Египет и Черногория (туда думают перебраться по 1% опрошенных). «Там недвижимость, сначала чтобы проводить там отпуск или жить на два дома, а потом и вовсе перебираться в более мягкий климат, к морю», — говорит эксперт.

Но главное, что изменилось, — причины эмиграции. Если 20 лет назад уезжали по принципу «подальше отсюда, а там все равно», то сейчас это скорее способ реализовать свой потенциал. По мнению генерального директора ВЦИОМ Валерия Федорова, всех желающих покинуть страну можно разделить на три категории. К первой относятся те, кто считает себя неоцененным по достоинству в России, хочет лучшей жизни, но редко предпринимает какие-то реальные попытки для изменения ситуации. Такие часто говорят об эмиграции, но дальше слов дело не идет.

Для второй категории переезд — это рациональное решение, карьеризм. Например, если раньше для какого-то специалиста потолком карьерного роста была работа в Москве, сейчас это может быть Нью-Йорк или любой другой город мира. Третьи — состоя­тельные россияне, которые объясняют свой отъезд беспокойством за будущее своих детей или необходимостью «спасать» бизнес из неблагоприятных российских условий.

«Теперь это не отъезд в один конец с обрубанием всех связей с родиной, когда остро стоял вопрос патриотизма, — отмечает г-н Федоров. — Границы открыты, процесс глобализации в России идет наравне с другими странами, и конфликт сгладился». То же видно и по результатам опроса: и те, кто называют себя патриотами, и те, кто к таковым себя не относят, не прочь переехать в Германию (по 11 и 19% опрошенных соответственно) или, например, уехать на заработки в США (13 и 20%).

Россиян также привлекает возможность поучиться за рубежом (см. график), правда, если работать и жить респонденты предпочли бы в Германии, то получать образование — в Великобритании. «Бренды британских вузов хорошо известны и у всех на слуху, немецкие учебные заведения этим похвастаться не могут», — поясняет управляющий директор Proactive Capital Валентин Преображенский.

По его словам, практически все выпускники стремятся остаться в той стране, где учились. «Главная сила, возвращающая их на родину, — высокая конкуренция», — говорит г-н Преображенский. «В истории каждой успешной страны возникала точка, когда студенты не только хотели уехать, но и вернуться, чтобы изменить свою страну, — это произошло в Сингапуре и Китае, вопрос желания государства создавать соответствующие условия», — добавляет он.

Отсутствие перспектив — вот что гонит россиян за рубеж, соглашается директор Центра этнополитических и региональных исследований Владимир Мукомель. «Не корректно сравнивать миграционные настояния сейчас и в 1991 году, когда распался СССР и была очень сложная экономическая и социальная ситуация», — считает он. Скорее, происходящие сейчас процессы похожи на миграцию 70—80-х годов. За последние два-три года возросло недовольство, связанное с тем, как функционируют социальные и политические институты.

image_7 (original)

image_2 (original)




скупка битых автомобилей в москве

@темы: ПМЖ, Россия, общество, патриотизм

17:17 

Кто валит из страны?

Не так давно проходила информация о том, что значительный процент россиян готов уехать на ПМЖ в другую страну. Тон сообщения был явно истеричным: все, приплыли, тушите свет. Однако, посмотрим на развитие ситуации в динамике.
Мысль об эмиграции все реже возникает в умах россиян, следует из опроса, проведенного ВЦИОМ. Возможность отъезда допускают менее половины респондентов, тогда как 20 лет назад покинуть страну мечтали четыре человека из пяти. Принципиально изменилась и постановка вопроса: сейчас эмигрантам важнее не спасение бегством, а поиск новых возможностей для роста.

 

Россияне все чаще называют себя патриотами, 80% более чем из 1,5 тыс. опрошенных считают себя таковыми. Показатель 80% значится и в опросе 1991 года, правда, совершенно в ином контексте — тогда именно столько опрошенных рассчитывали переехать в любое другое государство на постоянное место жительства. Если граждане России и задумываются о смене гражданства, то в первую очередь их привлекают паспорта Германии (13%) и США (10%). Это принципиально отличается от картины 90-х, когда топ-10 стран для эмиграции возглавляли скандинавские государства (см. таблицу на с. 3).

«Тогда эмигрантов привлекала скандинавская модель специфического социализма со своей социальной защищенностью», — поясняет старший научный сотрудник Института демографии ВШЭ Николай Мкрчян. Теперь на смену северным странам пришли южные, такие как Египет и Черногория (туда думают перебраться по 1% опрошенных). «Там недвижимость, сначала чтобы проводить там отпуск или жить на два дома, а потом и вовсе перебираться в более мягкий климат, к морю», — говорит эксперт.

Но главное, что изменилось, — причины эмиграции. Если 20 лет назад уезжали по принципу «подальше отсюда, а там все равно», то сейчас это скорее способ реализовать свой потенциал. По мнению генерального директора ВЦИОМ Валерия Федорова, всех желающих покинуть страну можно разделить на три категории. К первой относятся те, кто считает себя неоцененным по достоинству в России, хочет лучшей жизни, но редко предпринимает какие-то реальные попытки для изменения ситуации. Такие часто говорят об эмиграции, но дальше слов дело не идет.

Для второй категории переезд — это рациональное решение, карьеризм. Например, если раньше для какого-то специалиста потолком карьерного роста была работа в Москве, сейчас это может быть Нью-Йорк или любой другой город мира. Третьи — состоя­тельные россияне, которые объясняют свой отъезд беспокойством за будущее своих детей или необходимостью «спасать» бизнес из неблагоприятных российских условий.

«Теперь это не отъезд в один конец с обрубанием всех связей с родиной, когда остро стоял вопрос патриотизма, — отмечает г-н Федоров. — Границы открыты, процесс глобализации в России идет наравне с другими странами, и конфликт сгладился». То же видно и по результатам опроса: и те, кто называют себя патриотами, и те, кто к таковым себя не относят, не прочь переехать в Германию (по 11 и 19% опрошенных соответственно) или, например, уехать на заработки в США (13 и 20%).

Россиян также привлекает возможность поучиться за рубежом (см. график), правда, если работать и жить респонденты предпочли бы в Германии, то получать образование — в Великобритании. «Бренды британских вузов хорошо известны и у всех на слуху, немецкие учебные заведения этим похвастаться не могут», — поясняет управляющий директор Proactive Capital Валентин Преображенский.

По его словам, практически все выпускники стремятся остаться в той стране, где учились. «Главная сила, возвращающая их на родину, — высокая конкуренция», — говорит г-н Преображенский. «В истории каждой успешной страны возникала точка, когда студенты не только хотели уехать, но и вернуться, чтобы изменить свою страну, — это произошло в Сингапуре и Китае, вопрос желания государства создавать соответствующие условия», — добавляет он.

Отсутствие перспектив — вот что гонит россиян за рубеж, соглашается директор Центра этнополитических и региональных исследований Владимир Мукомель. «Не корректно сравнивать миграционные настояния сейчас и в 1991 году, когда распался СССР и была очень сложная экономическая и социальная ситуация», — считает он. Скорее, происходящие сейчас процессы похожи на миграцию 70—80-х годов. За последние два-три года возросло недовольство, связанное с тем, как функционируют социальные и политические институты.

image_7 (original)

image_2 (original)




скупка битых автомобилей в москве

@темы: ПМЖ, Россия, общество, патриотизм

17:17 

Кто валит из страны?

Не так давно проходила информация о том, что значительный процент россиян готов уехать на ПМЖ в другую страну. Тон сообщения был явно истеричным: все, приплыли, тушите свет. Однако, посмотрим на развитие ситуации в динамике.
Мысль об эмиграции все реже возникает в умах россиян, следует из опроса, проведенного ВЦИОМ. Возможность отъезда допускают менее половины респондентов, тогда как 20 лет назад покинуть страну мечтали четыре человека из пяти. Принципиально изменилась и постановка вопроса: сейчас эмигрантам важнее не спасение бегством, а поиск новых возможностей для роста.

 

Россияне все чаще называют себя патриотами, 80% более чем из 1,5 тыс. опрошенных считают себя таковыми. Показатель 80% значится и в опросе 1991 года, правда, совершенно в ином контексте — тогда именно столько опрошенных рассчитывали переехать в любое другое государство на постоянное место жительства. Если граждане России и задумываются о смене гражданства, то в первую очередь их привлекают паспорта Германии (13%) и США (10%). Это принципиально отличается от картины 90-х, когда топ-10 стран для эмиграции возглавляли скандинавские государства (см. таблицу на с. 3).

«Тогда эмигрантов привлекала скандинавская модель специфического социализма со своей социальной защищенностью», — поясняет старший научный сотрудник Института демографии ВШЭ Николай Мкрчян. Теперь на смену северным странам пришли южные, такие как Египет и Черногория (туда думают перебраться по 1% опрошенных). «Там недвижимость, сначала чтобы проводить там отпуск или жить на два дома, а потом и вовсе перебираться в более мягкий климат, к морю», — говорит эксперт.

Но главное, что изменилось, — причины эмиграции. Если 20 лет назад уезжали по принципу «подальше отсюда, а там все равно», то сейчас это скорее способ реализовать свой потенциал. По мнению генерального директора ВЦИОМ Валерия Федорова, всех желающих покинуть страну можно разделить на три категории. К первой относятся те, кто считает себя неоцененным по достоинству в России, хочет лучшей жизни, но редко предпринимает какие-то реальные попытки для изменения ситуации. Такие часто говорят об эмиграции, но дальше слов дело не идет.

Для второй категории переезд — это рациональное решение, карьеризм. Например, если раньше для какого-то специалиста потолком карьерного роста была работа в Москве, сейчас это может быть Нью-Йорк или любой другой город мира. Третьи — состоя­тельные россияне, которые объясняют свой отъезд беспокойством за будущее своих детей или необходимостью «спасать» бизнес из неблагоприятных российских условий.

«Теперь это не отъезд в один конец с обрубанием всех связей с родиной, когда остро стоял вопрос патриотизма, — отмечает г-н Федоров. — Границы открыты, процесс глобализации в России идет наравне с другими странами, и конфликт сгладился». То же видно и по результатам опроса: и те, кто называют себя патриотами, и те, кто к таковым себя не относят, не прочь переехать в Германию (по 11 и 19% опрошенных соответственно) или, например, уехать на заработки в США (13 и 20%).

Россиян также привлекает возможность поучиться за рубежом (см. график), правда, если работать и жить респонденты предпочли бы в Германии, то получать образование — в Великобритании. «Бренды британских вузов хорошо известны и у всех на слуху, немецкие учебные заведения этим похвастаться не могут», — поясняет управляющий директор Proactive Capital Валентин Преображенский.

По его словам, практически все выпускники стремятся остаться в той стране, где учились. «Главная сила, возвращающая их на родину, — высокая конкуренция», — говорит г-н Преображенский. «В истории каждой успешной страны возникала точка, когда студенты не только хотели уехать, но и вернуться, чтобы изменить свою страну, — это произошло в Сингапуре и Китае, вопрос желания государства создавать соответствующие условия», — добавляет он.

Отсутствие перспектив — вот что гонит россиян за рубеж, соглашается директор Центра этнополитических и региональных исследований Владимир Мукомель. «Не корректно сравнивать миграционные настояния сейчас и в 1991 году, когда распался СССР и была очень сложная экономическая и социальная ситуация», — считает он. Скорее, происходящие сейчас процессы похожи на миграцию 70—80-х годов. За последние два-три года возросло недовольство, связанное с тем, как функционируют социальные и политические институты.

image_7 (original)

image_2 (original)




скупка битых автомобилей в москве

@темы: ПМЖ, Россия, общество, патриотизм

18:44 

С последним полетом шаттла РФ становится монополистом

      Делающая виток вокруг Земли за 90 минут Международная космическая станция это самый дорогой проект за всю историю освоения космоса. Через несколько дней этот проект повиснет на одной-единственной и дорогостоящей ниточке. И нитку эту держит в своих руках давний соперник США в космосе - Россия.

 

Последний космический челнок США должен отправиться на орбиту в пятницу. После этого Соединенные Штаты и другие страны будут пользоваться старым и проверенным российским космическим кораблем, который будет перевозить их астронавтов на МКС, стоящую 100 миллиардов долларов. Россия обретет монополию на пилотируемые космические полеты, и напряженность по этому поводу усиливается уже сегодня. Русские намерены почти в три раза повысить цену за использование своих космических капсул «Союз» для перевозки экипажей на орбитальную станцию, а у других стран просто нет иного выхода, и они будут вынуждены платить.

«Мы не в самой удобной ситуации, и когда я говорю «удобной», это эвфемизм», - заявляет генеральный директор Европейского космического агентства Жан-Жак Дорден (Jean-Jacques Dordain). Его организация входит в пятерку космических агентств, совместно распоряжающихся орбитальной лабораторией. «Мы допустили коллективную ошибку», - признает он.

«Союз» стал триумфом низкозатратного подхода к освоению космоса. Российские капсулы выводят в космос огромные ракеты одноразового действия. Они перевозят астронавтов на орбиту и с орбиты как управляемое пушечное ядро. В отличие от России, США создавали свою космическую программу на базе самого сложного летательного аппарата, когда-либо изобретенного человеком. Это космический челнок многоразового использования. Если Соединенные Штаты с момента появления шаттлов потратили на них 209,1 миллиарда долларов, то вся российская космическая программа обходится стране в 2 миллиарда долларов ежегодно. 

«Сегодня корабли многоразового использования это очень дорогое удовольствие, и с экономической точки зрения неоправданное», - заявил в прошлом месяце одной российской газете новый глава космического агентства «Роскосмос» Владимир Поповкин. Официальные лица из Роскосмоса комментарии для этой статьи не дали.

Российская монополия на пилотируемые космические полеты не будет длиться вечно. Если все пойдет так, как планирует НАСА, то она закончится в 2016 году, когда агентство надеется остановить свой выбор на одном из новых кораблей для перевозки экипажей, которые сегодня существуют только в чертежах. Сейчас НАСА стремится создать коммерческую службу космического такси – чтобы сократить расходы и ускорить темпы разработки.

«Мы активно и упорно работаем над созданием возможностей для самостоятельной перевозки экипажей», - заявил заместитель руководителя НАСА по космическим операциям Уильям Герстенмайер (William Gerstenmaier), руководящий международной комиссией, занимающейся МКС.
С тех пор как президент Джордж Буш объявил в 2004 году о завершении программы шатлов, российское космическое агентство восемь раз увеличивало цену за перевозку американских астронавтов на станцию. По условиям последнего контракта, стоимость одного места на борту «Союза» в 2016 году обойдется НАСА в 63 миллиона долларов. Это 175-процентное увеличение с 2005 года, о чем свидетельствуют данные аудита агентства.

Самое значительное увеличение цены произойдет этим летом, и оно совпадет по времени с последним полетом космического челнока. В этом году полет на борту «Союза» в расчете на человека будет стоить 43,4 миллиона долларов, и это 57-процентное увеличение по сравнению с первой половиной. 

Российское правительство вряд ли будет использовать свою монополию на доступ к космической станции в качестве рычага дипломатического давления, но оно обязательно извлечет из этого коммерческую выгоду, о чем говорят американские космические эксперты.

Русские не стали ликовать по поводу кончины шаттлов. Алексей Краснов, возглавляющий в Роскосмосе программы пилотируемых полетов, заявил в прошлом месяце одной российской газете: «Хотя Соединенные Штаты будут платить нам за использование «Союзов», отказ от шаттлов это не очень хорошо для России». Его страна активно поддерживает работу МКС, и он отмечает, что без космических челноков построить ее было бы невозможно. «Для нас было бы лучше, если бы шатлы продолжали летать, хотя бы раз в год», - подчеркнул Краснов.

Изначально МКС замышлялась как платформа для отправки космических кораблей на другие планеты. Но ее задачи изменились, и она стала орбитальной лабораторией для проведения экспериментов над людьми и другими организмами по длительному пребыванию в условиях невесомости. Здесь надежда возлагается на то, что ученые смогут лучше понять основные жизненные функции и разработают новые методы лечения и вакцины. Люди же нужны для проведения многих из этих экспериментов и участия в них в качестве подопытных. 
Пока НАСА закупила 46 мест на полеты «Союзов» до 2016 года и хочет закупить еще больше. Представители НАСА объясняют увеличение цен инфляцией и повышением стоимости производства космических кораблей «Союз», которые русские изготавливают уже почти 40 лет. Россия и сегодня продолжает вносить в «Союз» усовершенствования. В этом году выйдет новая версия этого космического корабля.

В апреле НАСА выделила 269,3 миллиона долларов пяти авиакосмическим компаниям США на разработку систем для перевозки людей на МКС.

Как считают эксперты, больше всех на этом пути продвинулась компания Space Exploration Technologies, которая базируется в Хоуторне, штат Калифорния. Она пообещала построить корабль многоразового использования, который сможет перевозить астронавтов на орбиту всего за 20 миллионов на каждого. Это намного ниже всех других стоимостных прогнозов по космическим перевозкам экипажей. 

«Это надо сделать за такие деньги, которые готовы будут платить налогоплательщики, - говорит генеральный директор Space Exploration Technologies Элон Маск (Elon Musk), ставший соучредителем компаний PayPal и Tesla Motors. – Это должно позволить НАСА перевозить намного больше астронавтов и гораздо эффективнее использовать космическую станцию». 
Но анализ, проведенный по заказу НАСА Aerospace Corp, являющейся одной из самых влиятельных внешних консалтинговых фирм, звучит менее оптимистично. Согласно ее прогнозам, в будущем перевозка одного астронавта будет обходиться от 90 до 150 миллионов долларов.
У Space Exploration Technologies уже есть контракт с НАСА на 1,6 миллиарда долларов по перевозке грузов на МКС с применением экспериментального космического корабля Dragon и его ракеты Falcon, которые начнутся с апреля будущего года. В апреле НАСА выделила этой компании еще 75 миллионов долларов на создание системы аварийного покидания корабля Dragon во время запуска. Это ключевой элемент для превращения его в транспорт для экипажей. 

Несмотря на первоначальные успехи и достижения, включая вывод и успешное возвращение с орбиты первого частного космического корабля, Маск и его компания сталкиваются с техническими проблемами и неудачными запусками, что приводит к затягиванию сроков и угасанию надежд.

Чтобы выдержать график, Маск планирует пропустить назначенный на лето испытательный полет непилотируемого корабля Dragon, и к концу года проверить способности экипажа по орбитальной стыковке с МКС.

Однако представители Роскосмоса предупредили в апреле, что не позволят кораблю Dragon летать возле космической станции и производить стыковку с ней, пока не убедятся в его безопасности. В 1997 году российская космическая станция «Мир» получила серьезные повреждения, когда в нее врезался транспортный модуль.

Руководитель программы МКС в НАСА Майкл Саффредини (Michael Suffredini) отметает все опасения русских по поводу безопасности. «Иногда русские начинают высказываться, не имея в своем распоряжении всей информации», - говорит он. 

Тем не менее, НАСА пока не разработала все процедуры для аттестации новых космических кораблей на безопасность, о чем на прошлой неделе сообщил генеральный инспектор агентства. А с каждой задержкой разрыв во времени между последним полетом шатла на этой неделе и введением в строй его замены будет увеличиваться.

У компаний уйдет «немного больше времени на ввод кораблей в эксплуатацию, чем они нам обещают», сказал Саффредини. «До конца 2016 года я не жду представлений ни от одной из них».
Генеральный инспектор НАСА предупредил на прошлой неделе, что у частных компаний может уйти так много времени на создание безопасных коммерческих кораблей для экипажей, что это создаст угрозу доступу США к МКС.

«Это все равно очень рискованная ставка – полагаться на то, что одна или несколько компаний создадут доступное и надежное средство для перевозки экипажей, - говорит аналитик по вопросам космической политики из университета Джорджа Вашингтона Джон Логсдон (John Logsdon). – А пока американские астронавты будут ездить на русских такси». 

На самом деле, НАСА уже намеревается купить несколько дополнительных мест для американских астронавтов на борту «Союза» на тот случай, если коммерческие разработки будут отставать от графика. На сегодняшний день агентство закупило места на российский «Союз» лишь до 2016 года включительно. Чтобы сделать это, ему потребовалась оговорка Конгресса об отказе от юридических ограничений на торговлю технологиями с Россией. Чтобы купить дополнительные места, НАСА понадобится еще одно утверждение в Конгрессе, чего оно добивается уже сейчас.

Несмотря на рост цен на билеты, капсула «Союза» довольно дешева в сравнении со стоимостью космических челноков НАСА. В основном это связано с тем, что в данных транспортных средствах используются совершенно иные инженерно-технические подходы к пилотируемым полетам в космос. Во многом «Союз» напоминает лунные капсулы «Аполлона» и ракет «Сатурн», которые США использовали в 1960-е годы.

В отличие от них, челнок это крылатый космический корабль многоразового использования, пилотируемый астронавтами, которые могут сажать его после ухода с орбиты подобно планеру. В каждом космическом челноке более 2 с половиной миллионов деталей и 370 километров проводов. Шаттл может действовать на экстремальных скоростях, при крайне высокой и низкой температуре, в условиях земного притяжения и безвоздушного пространства.

Работая над шатлом в 1970-е годы, проектировщики НАСА обещали сделать гражданский пилотируемый космический корабль дешевым, безопасным и простым – что было самым главным для полетов человека на другие планеты. Впоследствии челноки летали в космос до 50 раз в год. 
За 30 лет полетов они вывели на орбиту 50 с лишним спутников. Челноки перевезли около полутора миллионов килограммов грузов и 355 человек из 16 стран. Они запускали межпланетные зонды и крупные орбитальные обсерватории, в том числе, космический телескоп «Хаббл».

Но в действительности космическая программа шаттлов никогда не была дешевой, безопасной и простой. Запуск челнока стоит 1,5 миллиарда долларов, что в 100 раз больше обещанной руководством НАСА суммы в 10,5 миллиона долларов, когда программа только начиналась в 1972 году. Кроме того, агентство даже не приблизилось к той частоте запусков, которую предсказывали проектировщики. 

Поскольку на шатл теперь рассчитывать не приходится, руководство НАСА вынуждено в срочном порядке менять подходы к эксплуатации МКС. Они пересмотрели способы ремонта станции и проведения там исследований на предстоящие десять лет. Последние полеты челноков специалисты НАСА использовали для создания на орбите запасов крупногабаритных запчастей, которые не помещаются на борту грузовых беспилотных кораблей из России, Европы и Японии, снабжающих в настоящее время МКС.

В итоге США столкнулись с парадоксальной ситуацией. Они одержали победу в технической битве за создание космического челнока, но проиграли войну. «Можно сказать, что русские все время были на правильном пути, запуская большие и примитивные ракеты-носители», - говорит историк космоса из Университета Дюка Алекс Роланд (Alex Roland).

Источник: newsdiscover.net
 


Winrar скачать цены на сайте. Скачать winrar, winrar бесплатно.

@темы: nasa, Россия, космос

abashin

главная